•••
Шрамы, поперек запястий, память о вчерашнем счастье.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

••• > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — пятница, 14 декабря 2018 г.
- бeлый снeг 22:28:37
каждый год - это чудо; каждый день - это праздник.


С возрастом начала понимать, насколько важно вовремя уйти. И речь не только о каких-то обстоятельствах, когда не уйти означает просто "быть дураком и любить делать себе больно", а о том, когда всё прекрасно, празднично и ярко, и смотреть - не насмотеться и дышать - не надышаться, но... Вот тут особенно важно встать и вовремя уйти. Не затягивать праздник. Иначе увидишь, как по остаткам роскошного обеда начинают ползать мухи, а у принцесс отклеиваются ресницы, падают прямо в жирными кругами исходящий суп. В этом крохотном шажке, маленьком жесте - уметь вовремя отступить назад, сохранив в сердце воспоминания о красоте и свете - кроется очень важный навык, который оттачивается путём частых повторений и, на первый взгляд вовсе не заметен. Когда ты вовремя уходишь - ты больше ценишь мгновения до. И ты точно знаешь, что такое уже не повторится. Так - уже не будет. Будет иначе. Не менее хорошо наверняка. Но так же точно - уже никогда. И это знание спасает от совершения классических глупостей, вся суть которых (иногда неявно) сводится к попыткам это прошлое вернуть. Так, например, люди ходят по граблям кругами, впутываются в отношения с одинаково деструктивными личностями и не понимают - почему опять? И не могут отпустить ту, "самую первую любовь", ту, "которая больше никогда не повторится". Или раз за разом летают в отпуск в одно и то же место, надеются вернуть себе атмосферу той влюблённости в Ялте 1998 - а на свете так много мест, которые могут оказаться в сто раз лучше. И случаются там вещи ещё более интересные. Почему бы не попробовать?..

Правда в том, что всё проходит. И плохое, и хорошее. И всё это нужно принять, не устраивать трагедии. Жизнь - только сейчас; жизнь - настоящая - она как монетка, которая ещё летит в воздухе и не упала пока ни орлом, ни решкой, ни встала ребром. И у нас есть только это "сейчас", когда монетка подброшена. Она никогда не падает, понимаешь.

Категории: Жизнь
/// Manegarm 20:26:58

Victory is a Spirit



Своим притворством внутреннюю пустоту не заполнишь.

Какая от этого польза?



Категории: Да. это тебе
20:28:21 Manegarm
Я сопереживаю каждому из вас: это наша общая боль. Но уже не тебе. Уже не тебе.
lay down Великий Уравнитель 18:22:57
­­Один гость решил, что я волнуюсь или бухала накануне, увидев мои дрожащие пальцы. Но это просто организм хочет сорваться. Нравится мне работа или нет, но работать 12-и часовыми сменами в ночь очень тяжко. И эта неделька выдалась напряжённой. Сначала Влад не спал перед сменой сутки и после аудита вырубился почти на весь остаток смены, и я как-то отдувалась сама. За день-два до этого выяснилось, что в феврале мне вовсе придётся его заменять, пока он будет в отпуске, а одиночное плавание, пусть и ненадолго не устраивает меня от слова совсем. У нас с Владом было две смены подряд, и на второй он уже просто страдал головной болью и шутил про свои якобы отношенки с метрдотелем. После этой смены на нас сильно решила наехать начальница в вк, и остаток выходного я потратила на разборки и разнос чужих работ на фестивале фанфиков на фикбуке. Не позволю кусать себя почём зря и хвалить то, что не нравится не буду. Мне нужна справедливость! Из этих соображений я только проснувшись после очередной смены потопала на собрание по поводу благоустройства набережной вместе с крёстной и её дочерью. Мать, которая больше всех возмущалась слилась, впрочем, как и всегда. Ника тоже. Делать там изначально было особо нечего, потому что давно всё решили без нас. У нас больше не будет нашей речки, только современное уродство через несколько лет. А я хочу, чтобы осталось дикое и разбитое! Как моё сердце. Но в отличие от моих спутниц я промолчала. Я слушала, и мне всё итак стало ясно: вся резонность и весь абсурд. В этой жизни я, увы, больше не активист, только лишь наблюдатель. И человек, которого осуждают за грусть.

Категории: Работа, Thinking out loud
19:11:30 Бeлая лиса
А его какое дело? =\ Комментарии мог бы оставить при себе... Всегда бесили такие. 0_о Была уверена, что у вас восьми- или хотя бы девятичасовые... 12 часов, два через два? Теперь понимаешь, почему я тебе советовала не вестись на то, какими ответственными они все кажутся?^^" А придется. В...
еще...

Один гость решил, что я волнуюсь или бухала накануне, увидев мои дрожащие пальцы.
А его какое дело? =\ Комментарии мог бы оставить при себе... Всегда бесили такие.

работать 12-и часовыми сменами в ночь очень тяжко.
0_о
Была уверена, что у вас восьми- или хотя бы девятичасовые... 12 часов, два через два?

Сначала Влад не спал перед сменой сутки и после аудита вырубился почти на весь остаток смены, и я как-то отдувалась сама.
Теперь понимаешь, почему я тебе советовала не вестись на то, какими ответственными они все кажутся?^^"

придётся его заменять, пока он будет в отпуске, а одиночное плавание, пусть и ненадолго не устраивает меня от слова совсем
А придется. В этой сфере жуткая текучка, пока найдут-обучат нового сотрудника, приходится частенько в одиночку работать. Это нервно, но не всегда. Привыкнетсо) Я даже поспать в такие смены иногда умудрялась.

После этой смены на нас сильно решила наехать начальница
По поводу..?

У нас больше не будет нашей речки, только современное уродство через несколько лет.
Вот тут могу только вздохнуть за компанию. Сама не люблю резкие перемены. Меня триггерило даже тогда, когда мою школу переименовали в гимназию с другим номером ._. Внутри от этого едва ли что-то изменилось, а все равно было грустно. Что уж говорить о каких-то серьезных переменах! Но к ним надо как-то приноравливаться. Мир нас не ждет.
20:17:54 Великий Уравнитель
Вот именно. Тоже не понимаю таких людей. Это как-то некрасиво. с 8-и до 8-и. У аудиторов два через два, у меня немного иначе. Пока было две смены, один выходной и смена. Сейчас маячит три смены подряд. А так, чаще всего, получается три смены в неделю. Понимаю, понимаю. Я сразу вспомнила. Но он...
еще...

А его какое дело? =\ Комментарии мог бы оставить при себе... Всегда бесили такие.
Вот именно. Тоже не понимаю таких людей. Это как-то некрасиво.

Была уверена, что у вас восьми- или хотя бы девятичасовые... 12 часов, два через два?
с 8-и до 8-и. У аудиторов два через два, у меня немного иначе. Пока было две смены, один выходной и смена. Сейчас маячит три смены подряд. А так, чаще всего, получается три смены в неделю.

Теперь понимаешь, почему я тебе советовала не вестись на то, какими ответственными они все кажутся?^^"
Понимаю, понимаю. Я сразу вспомнила. Но он всё равно хороший парень, в принципе.

А придется. В этой сфере жуткая текучка, пока найдут-обучат нового сотрудника, приходится частенько в одиночку работать. Это нервно, но не всегда. Привыкнетсо) Я даже поспать в такие смены иногда умудрялась.
Конечно. Но время пока есть до февраля. Надеюсь уверенность и навыки накопятся к тому времени. Как-то не могу я спать на работе, хоть меня и отправляли пару раз. Книжку там могу почитать или видос посмотреть в бэке.

По поводу..?
Пара мелких косяков, я их исправила потом. И ещё несколько не по делу. Всё уладили, прояснили, но мне, в принципе, неприятно разбираться и выяснять что-либо.

Меня триггерило даже тогда, когда мою школу переименовали в гимназию с другим номером ._.
У меня так с институтом было. Я поступала в академию, а ко второму семестру заведение стало институтом.
Грустновато от всяких этих перемен, грустновато
четверг, 13 декабря 2018 г.
Это правда или нет? Или стереотипы? Anna...SouiN 16:57:49
готовить кушать, делать массаж.

встречать с работы.

обнимать.

делать маленькие сюрпризы.

ругаться за то, что в тонких колготках.

за то, что забыл шарф в машине.

вставать ночью за лекарством, когда болеешь.

делать молоко с мёдом, когда кашель.

украшать вместе дом и делать перестановку.

гладить руки, спину, плечи.

уметь промолчать.

извиняться, даже тогда, когда не прав.

сглаживать углы.

покупать платьюшки или любимые рафаелки.

скорее ехать с работы домой и не задерживаться.

смотреть футбол или любимые сериал.

укутывать одеялом, чтобы было тепло утром.

размешивать сахар в чае.

смотреть в окно, как машина отъезжает от дома утром.

выбегать босой на кухню, чтобы успеть поцеловать и проводить.

злиться, но не переставать благодарить.

приносить цветы.

смеяться.

это всё значит — любить.
это всё значит — любовь.

(с)

Категории: Жизненно. Надо запомнить, Любовь
20:28:43 кадаверус
ну если любить ребёнка или душевнобольного овоща, то всё вэрно
Иллюзия силы и оптимизма стали моей клеткой. Cat Vasilii.Sally 
Иллюзия силы и оптимизма стали моей клеткой.


Многолетняя борьба с собственной жизнью вымотала меня. Ненавижу себя за то, что мне не хватает сил справиться с происходящим. Как я могу разрешить себе быть слабой перед другими, если я не могу простить слабость самой себе?


Я делаю вид будто бы я крепкий решительный человек, который готов к переменам. Направо и налево сыплю планами, о том как я собираюсь выбраться из очередной ямы, в которую я упала. Люди говорят мне, что я молодец, что я очень сильная, что не каждый справился бы с той ситуацией которая привела меня туда где я сейчас существую. Но это все фикция. Любой бы зашевелился, если бы на его горизонте замаячил бы риск лишиться жизни и оказаться на больничной койке с кучей проблем, нерешаемых из-за прокрастинации и расстройства пищевого поведения.



Я не могу перестать прятать в себе отчаяние и мысли в моей голове гниют, не находя выхода. Даже если я решусь выговориться, никто не сможет мне помочь. Все свои проблемы могу решить только я и только ежедневным трудом, на который у меня не осталось сил. Я не могу надеяться на поддержку. У моих близких много проблем помимо моих постоянных страданий. А рискнуть и вслушиваться в чужое неловкое (или быть может безразличное) молчание просто невыносимо.



Мне остается только в очередной раз тайно прорыдаться в одиночестве и закусить удила. Но я устала бороться за свое существование. Во всем этом нет никакого нахрен смысла, если из года в год моя жизнь не становится лучше.


­­ ­­ ­­ ­­
вторник, 11 декабря 2018 г.
Без названия. Taint 20:02:03

Lost & delirio­us

Сказка о Монстре.docx

Подробнее…Их легенды пытаются уберечь их от ошибок, но они никогда не верят. Им говорят: «не ходи по лесу в ночи, не заходи глубже в чащу», но они никогда не слушают. Их глаза не способны увидеть даже шорох в листве, а ноги точно не унесут от беды. Их сердца выдают себя во тьме, а запах страха непреодолимо и точно несет к ним смерть.

То был лес с сердцем темнее беззвёздной ночи. То был лес, в котором не желал бы уснуть ни один лютый зверь. То был дом тьмы и пристанище для любого, жаждущего нести боль и страдания. С наступлением темноты раздираемый стонами земли от мук сотнями чудовищ, живущих там.

-Я чую новых гостей, - бархатистый рык, пробирающийся под кожу идеально острым скальпелем.

Теперь им не сбежать, что бы они не сделали. Две тени блеснули в холодном свете луны, накрывающем кривые лапы безлистных деревьев, умирающую, почти черную сущую траву, оголяющую грязь земли. Стук сердец отдается в их голодных телах, рождая лишь один, неподвластный разуму, инстинкт. Теплые, хрупкие, сладкие. Еще ни о чем не догадываются, но им уже отрезают путь к свободе, перерезая как ножницами нити их судеб.

-Слишком быстро бьются… - выдохнул один беззвучный шепот.

-Там… дети, - ответил ему второй и тень застыла, скрываемая ночью, потому невидимая для зрения людей.

-Дети, - облизнулся первый и рванул с нарастающей скоростью и дрожью своего плотоядного существа.

Но не успел он и приблизиться, как его сбила тень, заставляя отлететь на десятки метров, ломая ветки кустов и сучья деревьев. На шум и треск люди обернулись, наконец заподозрив что-то неладное. Они заметили сияние хищных глаз и тут же рванули к свободе, думая, что им хватит сил.

-Какого черта ты творишь?

-Дети не способны по-настоящему бояться и дать отпор. И ты называешь себя охотником?

Блеск оскала одного и титаническое спокойствие другого. Они больше не произносили слов, но ощущали ярость и чистую злобу друг друга как нельзя четче. Все закончилось тем, что первый рванул, решив во что бы то ни стало завоевать эту сладкую добычу, оставив другого в тяжелых раздумьях. Не прошло и минуты, как лес заполнился страшными воплями, такими обычными для этого края. Десятки холодных глаз выглянули из тьмы в печали – эта добыча досталась не им. А тень стоял на месте, смотря на свет единственно вечной ему спутницы, будто требуя от нее ответа.

Раздался детский оглушающий плач и все тело дернулось спазмом, таким необычным для вечно спокойного и уверенного в своих силах охотника. Он быстро нагнал своего товарища, расправившегося со взрослыми и теперь надвигающегося на двух маленьких беззащитных созданий, даже не понимающих что происходит, а плачущих от того, что их уронили на холодную землю.

-Тебе мало двоих, чтобы насытиться? – тень отвлек его внимание, заставив остановиться.

-Мне всегда мало. Будто ты не знаешь какая бездонная пропасть в нас.

-Ты прав, - выдохнул он и хватило человеческого вдоха, чтобы сократить расстояние и еще меньше, чтобы разорвать его грудную клетку и изъять все еще бьющееся черное сердце жестокого убийцы, - именно поэтому я заполняю ее себе подобными.

Глаза товарища беззвучно вопрошали, смотря с изумлением и страхом. Тело уродливо изогнулось в свой последний раз и опало на землю, в алую лужу крови людей, заливая ее своей чернильной мерзостью. Плачь продолжался и сквозь него едва можно было услышать шорох приближения остальных. Все замерли, немея от страха перед чудовищем, убившим чудовище. Им показалось, что он улыбался, словно на мгновение стал самым счастливым в этом убогом краю.

Он хотел было уйти сразу после того, как сердца были сожраны, но стоило сделать пару шагов в чащу, как детей окружили другие слабые твари, опьяненные человеческим запахом. Ему забавляло, как они держат дистанцию и, сделав шаг к ним, он заставил их всех попрятаться по кустам обратно. Усмехнувшись, он подошел к детям и услышал легкие вздохи и рыки отчаяния. Многие из них из своей слабости давно не ели и уже на грани своего существования. Решаться ли они отобрать единственный доступный им сейчас корм? Что-то внутри затрепыхалось от этих мыслей, и он склонился к плачущим дрожащим комочкам, сразу вдыхая странную сладость их тел – до тошнотворности приторно. Он размышлял над тем, как другие твари могут это есть, когда

самому даже касаться их не хотелось. А может он уже привык к горечи и даже гнили, казавшейся ему вкуснее любого самого сладкого десерта. Неуклюжие когтистые лапы сгребли обоих вместе с землей, оставляя рваные следы на почве. Десятки глаз следили за каждым его движением, как гиены, ждущие ухода насытившегося льва. Но в этот раз хищник забрал все, не оставив объедков. Он мучительно медленно уходил с поляны, еле сдерживая издевательскую улыбку, слыша эти тихие шорохи за собой. Они шептались, решая взять количеством, но каждый из них готов был дать деру, стоило ему хоть раз взглянуть на них. Решаться ли они сделать хоть что-нибудь, чтобы выжить? Его чертовски интересовало на сколько люди и твари различаются в страхе перед смертью, но по итогу это было единственное, что их объединяло и делало до омерзения похожими. Он не хотел оставлять себе детей и нес их краю леса, чтобы оставить людям, которые смогут взрастить из них новую пищу. Он редко выходил за границу леса, ему это было не нужно – люди сами лезли в лапы чудовищ столько лет, даже и не думая что-то менять. Интерес заставлял выглядывать, но там все вокруг было ужасно не похоже на его дом, на то место, где он родился, вырос и жил так много столетий. Он не боялся, скорее ему было там скучно и все до приторности сладко, как и запах от детей. Он взглянул на них, мирно уснувших в лапах чудовища, даже не представлявших, сколько их сородичей мучительно погибло от них. На расстоянии от него до сих пор мельтешили другие твари, ждущие его решения, а он смотрел на этих детей. Он никогда еще не ощущал этих эмоций – спокойствие и тягу к его существу, которое согрело и… спасло? Могли ли они знать, что он сделал для них. Впервые никто не боялся его прикосновений и не пытался убежать, раздирая глотку криком ужаса. Даже чудовища способны ощущать одиночество и потому он хоть и на время, но связывал себя с другими тварям. Но они были мелочные, жадные. Им нужна была лишь пища. И не будь он сильнее их – давно сам мог умереть в когтях себе подобного. Ни о какой тяги друг другу и говорить нельзя, если ты живешь в постоянной бдительности.

Он мотнул мордой, прикрывая глаза, пытаясь сбросить с себя навязчивые мысли и странные чувства, закопошившиеся там, где всегда так пусто и темно. Выйти и оставить их у какого-нибудь дома. Их воспитают и вырастят в очередных зверушек, которые, встретив монстра, закричат и попытаются убежать. Которые будут заливаться слезами и умолять не трогать, а может попытаются убить ножом или ружьем, чтобы спасти свою жалкую вонючую шкуру. А если человек будет жить с монстром – каким он тогда станет? Желание изучить что-то новое, чтобы побороть вечную скуку заставило его шагнуть обратно в лес с этими маленькими сопящими комочками в его жестоких лапах. К тому же, он сможет увидеть ясней, решится ли какая-нибудь тварь перебороть свой страх, чтобы выжить. Так много оправданий для странных ощущений, родившихся внутри.

1.

Когда-то давно, еще до появления тени, этот лес был чем-то другим и по всей территории жили и охотились люди. Поэтому нередко в чаще можно найти одинокую обветшавшую хижину, которую теперь обжило какое-нибудь чудовище, слабо поддерживая в ней жизнь только чтобы задремать в сравнительной безопасности, а может быть в странном поиске уюта в те дни или месяцы, когда охота затихает. Он принес детей в свое убежище, к которому не смел приближаться никто в здравом уме, ибо он любовно охранял место своего обитания и мог убить любого, даже если особой надобности в этом не было. Ему пришлось многому научиться в уходе за человеческими детьми, чтобы те перестали так громко кричать, привлекая лишнее внимание. Но даже учитывая повышенный интерес, в первые годы никакое чудовище, даже находясь в самом отчаянном положении, так и не решилось нарушить границу тени. О нем было известно во всех уголках темного края и только подобные его силе могли рискнуть завести с ним «дружбу», постоянно находясь в молчаливой войне своей холодной энергетикой. Ему пришлось узнать, что люди любят тепло и поэтому нужно в холодное время растапливать печь. Ему приходилось мириться с удивленными непонимающими взглядами себе подобных, когда он ломал деревья и разрезал их в дрова, тратя силы на странное занятие. Именно из-за тяги к теплу он как какой-нибудь вредный гном из сказок воровал одежду, часто пугая чужих детей, удивляясь тому, как те кричали, только увидев его косматую морду, и как те два мальчика были спокойны в его присутствии, начиная кричать лишь тогда, когда им что-то было нужно. Но никогда он от этих двоих не ощущал страха.

Ему пришлось узнать, что дети мало того, что не едят ни сырое сердце, ни сырую плоть, так и в принципе им нужна особая еда. И пока они не подросли для нормальной пищи, все остальное он так же воровал, слишком сильно вливаясь во все человеческое. Он нашел их странное успокоение от светлячков, треска дров в камине, жужжания жуков, которых ловил им в бутылки, чтобы они могли их трясти, выуживая все новые и новые звуки. И когда они осознали новое место пребывание домом, а его – родителем, он впервые услышал странный человеческий звук – смех. Они сидели рядом с ним, дергая за черные космы, потряхивая жуков и смеясь, изредка поглядывая, будто пытаясь ему что-то сказать. На мгновение ему показалось, что его пустота внутри закрылась и наступило странное умиротворение, но тяжелые мысли растолкали все по своим местам, возвращая его сущность. В ту же ночь он ушел на охоту не за едой, а чтобы вспомнить, кто он на самом деле такой.

Он много думал над тем, что, взрослея они когда-нибудь поймут разницу между собой и им, а может быть он захотел примерить на себя личность человека, почувствовать, что значит быть одним из них, и в силу изменчивости своей сущности принял облик последнего убитого им. Он обращался в свой истинный облик лишь когда шел на охоту, практически не прячась от детей. Но те воспринимали все так спокойно, будто так и должно было быть. В первые дни даже пугались, когда он предстал перед ними не лохматой тварью, а миролюбивым осанистым мужчиной. Он общался с ними так же, как и они с ним – звуками. И стоило ему издать свой бархатистый рык, как они перестали плакать и долго всматривались в глаза, прежде чем спокойно подпустили. Интересно, подумал он, как для них важны ощущения, а не то, что они видят глазами, как у взрослых, совсем не похожих на детей. Или это дети разительно отличались от взрослых и способны были полюбить даже чудовище, если он греет и заботится о них.

Он заметил, как они нуждаются в его обществе и его общении, стоило им научиться ходить. Он часто уходил из дома и бывал сутками не появлялся, лишь следил за другими тварями, что шатались поблизости его территории. Когда он возвращался, они жались к нему и бывало заползали на его постель, когда он дремал, а сон его мог длиться чуть ли не неделями. Разве что приходилось укорачивать, дабы добывать им корма. Они одинаково спокойно обращались к обоим его обличьям, совершенно не чувствуя опасности от его клыков и когтей, хотя ему бы хватило одного молниеносного движения, чтобы лишить жизни обоих.

В очередной раз смотря на их умиротворенные спящие лица подле себя, на своеобразной кровати из шкур поверженных сильных собратьев, он почуял чужой запах, зашедший слишком далеко. Неужели кто-то все-таки решился отвоевать себе обед. Он мягко, но быстро сполз, не потревожив сна обоих и вышел, заинтересованный поведением другой твари. Тварь не только нарушила границы, но и подошла непозволительно близко к его хижине и теперь вряд ли выберется живой.

-От твоего дома исходит сладкий запах. Почему ты их давно не съел? – вопрошала она, выходя в холодный свет луны.

-Перед тем, как ты умрешь, я спрошу: зачем ты пришла сюда?

-Мы, - тварь расплылась в усмешке оскала и из тени вышли другие.

Они как-то умудрились спрятать от него свой запах, чтобы подойти незаметно. Он не знал, сколько здесь тварей и не могли ли они зайти со спины, что, наверняка, они и намеревались сделать, раз нашли такой ход. Тем лучше.

-Наконец-то я насыщусь, - его голос снова принял манеру рыка, переходя на какое-то утробное клокотание, а на морде появилась кривая плотоядная улыбка.

И в тот же момент умерла уверенность тварей в своих силах, решивших взять штурмом убежище свирепого и безжалостного убийцу, укрывающего манящие кусочки к жизни. Они уворачивались почти с той же скоростью, с какой он подлетал к ним, практически не касаясь лапами земли, будто движимой одной лишь жаждой смерти. Но все же он был быстрее. Хруст переломанного хребта, глухой удар срезанной головы о почву, в небо ударила струйкой черная жижа, заменявшая тварям кровь. Тело задергалось в конвульсиях и почти сразу свалилось к ногам тени, облизывающего свои когти, окидывая взглядом застывшую толпу. В его оскале звучал вопрос «кто следующий», но они все решили, что игра не стоит свеч. Слишком поздно. Он молнией метался от одного к другому, срезая лапы, головы, пронзая грудь подобно копью, заливая и так черную почву новыми порциями тьмы.

-Скажи, на что ты готов, чтобы выжить? – как-то неимоверно нежно проурчал он, вздергивая последнюю оставшуюся в живых тварь за горло.

-Я… буду охотиться для тебя.. охранять твою территорию… твоим оружием, - взмолился он, дергаясь в его крепкой хватке.

-Зачем мне такое жалкое оружие? – рассмеялся он, одним сильным движением сминая шею так, что позвонки превратились в порошок, а морда безвольно повисла на его руке, как и обмякшее безжизненное тело.

Когда он вернулся к хижине, он увидел мальчиков, стоявших в проеме и смотревших вдаль. Он увидел их раньше, чем они его и задался вопросом, почему они выглядели такими обеспокоенными и напуганными. Когда же они смогли разглядеть его, они оба побежали босиком по холодной почве навстречу, заливаясь детскими слезами, издаваясь звуками, которыми выражали страх. Но не тот страх, который он привык чуять к себе от людей и даже себе подобных. Они боялись, что с ним что-то случилось и он больше не вернется. Эти странные ощущения, которые породили их эмоции, свалили его на колени, будто самое сильное оружие попало пулей в самый центр его сущности. Они жались к нему, цепляясь за испачканную в чужой крови шерсть, даже не думая где он был и что делал. Они просто были рады, что он пришел.

В голове мелькнули мысли, что, если он их оставит, они неотвратимо изменят его жизнь и всю его суть. Может, даже погубят? Может быть, уже пора отдать их людям, пока они еще не выросли в полноценных взрослых. Тем более, он уже проверил и твари действительно могут рискнуть жизнью, ее же защищая. Но ему было интересно, какими взрослыми они станут, живя в таком убогом краю вместе с монстром. Он не хотел признаваться себе и решил, что просто еще не время. Впервые, неосознанно он подарил им объятья, хоть и считал их бессмысленным жестом слабых.


Категории: ШобНеЗабыть
20:19:34 Taint
-///- roving woman 12:41:47
не могу. вот не могу и все.
по прежнему чувствую себя ненастоящей, втрочиной, если не третичной, временной заменой в ожидании "настоящего" и "стоящего"
мне кажется, не выбраться мне из такой роли, потому что я не знаю, какой надо быть, чтобы быть чем-то "заслуживающим внимания", а не вторсырьем

последствия насилия над мозгом, не иначе
Мать моей знакомой была цыганкой, отец — русский. Он украл её из... Natsuo.Vatashi. 04:10:28

Мать моей знакомой была цыганкой, отец — русский. Он украл её из табора, обеспечил всем, всегда много зарабатывал. Но когда родились дети, подросли и отправились в школу, она начала скучать по прошлой жизни. Сначала подворовывала на рынке, а потом умудрилась украсть шубу из магазина местного криминального авторитета. После этого она пропала. Обгоревший скелет этой женщины с пробитым черепом и сломанными костями нашли только через четыре года.
понедельник, 10 декабря 2018 г.
а Беркли в сообществе КУБЕГИ 20:46:59
смотрю в сторону гитары, которую мне подарили 10 лет назад, но мне все на свете лень

Хочется: мотивации
Категории: Джемпер моей мамы говорит я довольно так пошел на хуй
N O N A M E Дэнни Нортон 16:33:54
У меня гноятся мои ожоги,
У меня из дёсен сочится кровь,
По утрам моё горло дерёт изжога
И рисуется правая бровь
Ровнее, чем левая.
Во мне
Беременная идеями женщина - мела ей,
Чтоб малыша кости были белыми,
Крепкими, прочными -
Как моё прошлое,
Как идеи о светлом будущем.
Он родится и будет завёрнут в рубище -
Мессия Третий.
Над ним не будут смеяться дети -
Он был сделан из пепла
Моих попыток стать человеком.
Его жизнь - эпитафия на моём памятнике,
На часов маятнике
Ржавая шестерня.
Не ждите меня -
Я уже ни при чём,
Я не подопру мир костлявым плечом.
На это есть он -
Мессия Третий,
За которым пойдут все дворовые дети,
В глазницах которого - мои склеры,
Моя роговица и моя вера,
Мера
Свободы, равенства, братства, звёздный нимб...
Меня уже нет - так идите же,
Сволочи,
Смерды,
Элита,
Прямо за ним.

16.IV.2к18
`| Крики рушат города, слезы топят яркие поля левиaфaн. 15:43:34

Охота на волков преврат­ила дураков­ якобы в "героев­".

Придя домой, я сразу надеваю наушники и включаю музыку.
Нет, не подумайте, я люблю ее сердцем отчаянно. Но еще это хороший способ сбежать...
от этих пустых скандалов.




­­­­ ­­

Больше всего в жизни, откровенно, устаю от людей, склонных к выяснению отношений. Им, в принципе, все равно, что будет после. Хоть потоп. Хоть пожар. Важнее показать, как в глубине сердец рукоплещет ад.
Я часто замечаю, как такие люди ссорятся, кричат друг на друга, превращают мелочи в огромные военные баталии, становятся жертвами в собственноручно начатом сражении. Так глупо и неприятно. А за что боретесь то, скажите мне?
Где-то по улице девочка, проходя, уронит сумку. Парень, запнувшийся случайно от нее, громко выругается но извинится. Да только слова для нее - все равно что сухой песок жаркой осенью. Не нужный и незамеченный. В спину ему доносится лишь слова грубые, в чем то даже не справедливые. Я, едя в автобусе, отворачиваюсь.
Потом дома, что не мелочь - то обязательно скандал, с криками, с руганью и проклятьями. Кому что доказывает - не ясно мне, когда потолок от жестокости осыпается, разве есть что то более важное? Слова ведь, все равно что ножи - втыкаются в спину - не вытащишь. А стоит ли оно того, расскажите мне. Просто расскажите мне.
Мальчишка, обиженный на друга, будет рушить его песчаный замок просто из подлости, злобы отчаянной, обиды невысказанной. Забудет о прошлом, мосты подложенные полыхать будут с ночи да за светло. А ведь прахом, развеянным по ветру, и ему дышать приходится. Зато отношения выяснил, точку жирную в предложении за собой оставить не побоялся. Наивные...
Чтож.
Вот твои пустые страницы без записей. Вот она, пустота горизонта жестокого.
Ты победил в своем одиноком сражении, одним в поле воином выстоял.
Но теперь, оборачиваясь на города сожженные, следы крови в асфальты въевшиеся.
Ответь мне пожалуйста на вопрос один, медленно:
Вкус победы, это вкус чьей то боли.
Хотел ли ты сам себе этой доли?


А когда один останешься,не удивляйся.
что тебя все покинули.
16:54:03 левиaфaн.
Шер пришел. Смял мою черную футболку и спит теперь на ней. После этого всегда приходит какое-то умиротворение. Когда ты знаешь, что тебя любят.
### Юи Асахина 13:08:27
­­


Категории: Манга, Вырезки из манги
С "ВКонтакте" Золя КрАсных в сообществе We love Alan Rickman! 12:12:11
"Парни из ФБР - обыкновенные несносные эгоисты, и Макклейн не менее самодоволен, соперничая с ними, настолько, что вы едва ли не испытываете порочное удовольствие, желая, чтобы Ганс победил, особенно если бы он смог стереть с лица Брюса Уиллиса самодовольную ухмылку. Это злодей должен ухмыляться, а не герой; Алан же, напротив, сохраняет чувство собственного достоинства. Но самое лучшее происходит тогда, когда он понимает, что Беделия – это жена Макклейна, он берёт ее в заложники, приставив пистолет к её голове. «Вы всего лишь обыкновенный бандит! Бросает она ему обвинения. "Я исключительный бандит, миссис Макклейн, - шипит он, приближаясь к ней столь близко, словно разъяренный любовник. Раз уж я дошёл до похищения, вам следует быть повежливее".

© Цит. по: Морин Пэтон, "Алан Рикман. Неофициальная биография" (2003), Глава 7: "Сделка с дьяволом" .
Перевод - Е. Н.


Категории: Сведения
. magnus banе 06:51:27
если подумать, то всю свою жизнь я отличался любовью к фейлам всеразличного плана: от категории «небольшой» до очаровательного «эпик». всю свою жизнь, начиная с детского сада, где одна девочка сморкалась именно в мое полотенчико, заканчивая уже вполне сознательным и пафосно брошенным определенным тоном «сегодня я тебя у себя дома», адресованным моей бывшей девушке в подростковом возрасте, пока тренер, что известен своим жестким подходом к спортсменам и набожностью, оказывается, стоял за углом. так же не могу не вспомнить историю о том, как я совершил каминг-аут в качестве куряги и прогульщика школы в свои пятнадцать: я шёл по улице и дымил мимо камер, пока на бульваре снимали какой-то репортаж...

...который вечером посмотрели мои родители.

я лох, в общем.

на этот пост меня натолкнула, как ни странно, написанная не совсем цензурная (абсолютно не цензурная) тирада в адрес кого-то из моих знакомых, что ошибочно была отправлена маме. я бы мог удалить сообщение, если бы она, повинуясь року судьбы, не печатала мне сообщение в тот самый момент... и не прочла его сразу же.

и спонсор лекции «КАКОЙ ХОРОШИЙ БЫЛ РЕБЁНОК, А ВЫРОСЛА ХЕРНЯ КАКАЯ-ТО, МЫ НЕ ДЛЯ ТОГО В ТЕБЯ СТОЛЬКО ВЛОЖИЛИ, ЧТОБ ТЫ БЫЛ БЫДЛОМ» — ошибка в диалогах. внимательно следите, кому отправляете сообщения, господа.

итак, топ фейлов, о которых я смог вспомнить, пока неспешно полз на работу:

1. когда мне было четыре, в детском саду попросили рассказать стишок. малыш Тай встал на стульчик и с выражением зачитал строки, что врезались ему в память так плотно, что он в свои двадцать два озвучит их без каких-либо подглядываний в иные ресурсы: «у лукоморья дуб спилили, кота на мясо зарубили, русалку в бочку посадили, там на неведомых дорожках танцуют черти в босоножках. там в ступу с бабою ягой нахально лезет голубой. и тридцать три богатыря в помойке ищут три рубля, а ихний дядька черномор нахально ссыт через забор. в пещере там царевна дрищет, а серый волк бумажку ищет». четырехлетнему Таю сказали, что это прекрасный стих. а потом старшая на десять лет сестра получила пиздюлей.

2. во втором классе, когда учительница спросила, чем бы мы хотели заниматься в будущем, семилетний Тай сказал «пить и курить, как папа!». семилетнему Таю сказали, что это прекрасная идея. а потом родителей в школу... лицемеры...

3. когда настенька случайно вылила на нас ведро воды, что сопроводилось зычным групповым «БЛЯДЬ», что эхом разнеслось по спортивному комплексу в гробовой тишине воскресенья. тренера смотрели на нас, мы смотрели на тренеров, искра, буря, провал.

4. когда я, шутя, взял фотографию своего друга и, расчехлив фотошопы, со всей любовью пририсовал ему член во рту. итог увидели его родители. они подумали, что их сын — тот ещё сосун. они посмотрели отправителя сообщения. они сделали определённые выводы. я открыл в себе новый талант фотошопера. но говорил ли я, что эти люди — близкие друзья моих родилелей? нет? ну, теперь вы в курсе.

5. из моего ника можно сделать логический вывод, что когда-то я крашился по «орудиям смерти». но кто-нибудь из вас мог бы быть таким лузером, чтобы случайно отправить своему начальнику горячую вырезанную сцену, что происходила с александром гидеоном лайтвудом и магнусом бейном в лофте последнего, потому что два вордовских файла назывались одинаково? нет? учитесь, пока я жив. потому что и с этой задачей я справился на высший, сука, балл.

6. пиздануться с коня и позволить ему испугать другую, очень спокойную лошадь в манеже, которая переворачивается на свежепролитом грунте вместе с новичком и ломает ему ногу? это сюда. к слову, та чудесная женщина пришла «лечить» страх падений. но ту лошадку тоже можно понять: если бы на меня неслась огромная, весом в чуть меньше тонны, спортивная махина, состоящая тупо из мышц, я бы тоже обосрался.

6. смачно проблеваться с перепоя в туалете своего бывшего при его грозной бабуле? где мои восемнадцать? дайте две.

7. смачно проблеваться с перепоя на автобусной остановке под ноги насте и под её нечленораздельное «господи, какие у тебя огромные глаза», «господи, к